Млечный путь

Я уходил по небесной тропе…
Наш мир отступал в туман, а впереди открывалась земля, называемая разными народами Островом Жизни, Светлым Ирием или просто Раем. Я уже стоял пред чертою, отделяющей её от нашего мира, и видел дивную красоту, для которой нет слов в нашем языке.
И тут мне было дано знание. Нет, не прозвучал грозный глас и не предстал предо мной один из великих ирийских обитателей. Я просто понял, что сейчас у меня есть выбор — перейти черту и остаться в Ирии или вернутся на Землю для нового рождения.
Я видел вечный Свет. Он пронизывал и переполнял меня. Здесь — беспечальная жизнь в небесных садах, осиянных этим светом. Или они сотканы из него?
Но позади — мир, в котором я жил, творил и делал его выше. И я любил этот мир и тех, кого оставлял там. Может быть, на долгие годы.
И я пошёл назад. Свет Ирия, наполнивший меня у черты, стекал на тропу. Я не смог принести его на Землю, он — не для нашего мира.

Но за тысячи лет капли света, теряемые теми, кто возвращались, вызвездили небесную тропу. И, если небо не замутнено пеленою наших тёмных дел, мы её можем увидеть…

2007-03-13

Письмо времён Веймара

Мюнхен, 24 февраля 1920 года.
Милейший Рудольф!

Получил твоё письмо и спешу с ответом. Ты пишешь, что хочешь податься в наши края, поскольку в Берлине всё совсем плохо. Не советую. Дела в нашей милой Баварии так же, как в последнее время во всей Германии — то есть никак. Работы мало, цены растут. Немногие счастливчики получают зарплату в обед, чтобы успеть потратить её к ужину. На следующий день этими деньгами можно только подтереться. Кому от этого хорошо? Никак не немцам. В умах разброд и смятение. В городе триста партий, все подались в политику, но хлеба от этого больше не становится. Увы, нет у нас настоящего вождя, который бы навёл порядок.

Представь себе, даже наш сосед, этот чахоточный Дрекслер, создал свою партию. Конечно же, рабочую и социалистическую* — какие у нас ещё сейчас бывают? С ним в ней шесть человек — журналист-алкоголик**, бывший вояка***, о котором рассказывают всякие гадости и тому подобный сброд. Впрочем, вру. Вчера они приняли седьмого камерада. Говорят, совершенно безбашенный парень, но язык — что помело. Как же его зовут? Не то Альберт, не то Адольф и такая смешная фамилия. Сегодня он выступает в Хофбройхаусе***, схожу, послушаю, поскольку другие развлечения нам тут недоступны. Как же всё таки его зовут? А, вспомнил, Адольфом. Не слышал о таком — Адольфе Гитлере?
(оборвано)

*Национал-социалистская рабочая партия Германии
**Дитрих Экарт
***Эрнст Рэм
****24 февраля 1920 года в пивном заведении Хофбройхаус состоялся митинг, на котором Гитлером была обнародована программа национал-социалистской партии и «партия, выйдя за рамки небольшого клуба, впервые оказала определяющее влияние на наиболее существенный фактор нашего времени — общественное мнение» («Майн Кампф»).

2008-02-01 – 2016-11-28

Сказка о баранах

Не сказки...

Встреча с Христом

Человек существует?

Дети и рабы божие

...да будете сынами Отца вашего Небесного...
Иисус из Назарета

— Кто ты? — спросила толпа у Иисуса.
— Я? Сын божий! — ответил он.
— А кто мы? — спросил кто-то из толпы.
— Вы? Дети божии! — ответил Исус.
Но слова его исчезли в рёве — Богохульник! Распни его! — безумствовала толпа.

Что было потом? Садомазохистская сказочка об безумном отце, посылающем сына на муки во искупление надуманных вин, придуманная толпою для самооправдания. И тысячилетия жалкого существования «рабов божих», забывших о своём предназначении...

Забавно, но на протяжении последних тысячилетий, неверующие в Христа, сжигали тех, кто в него верит, мотивируя это тем, что последние верят неправильно. Почему неверующие? Те, кто живёт по Нагорной проповеди, не будут никого сжигать...

2010-10-20 – 2016-11-28

Секрет бубна

Самогон

Рассказ основан на реальных событиях.

Недавно у нас в селе мужики попа прогнали. За самогон. Не, мы, конечно, всё понимаем, всем жить надо. Гонишь и гони, все гонят. Или покупают. Но ты же поп, ты всё таки с Христом общаешься, нас по совести жить учишь, а в самогонку карбид сыпешь. А он срубает быстро, а потом башка болит. Не, конечно, кто на продажу, все так делают, но ты же поп всё таки. Уж коли взялся Богу служить, так самогон будь добр, чистый делай. А то не по божески как-то.

Объяснили ему это мужики популярно, а он, стерва этакая, отлежался и опять за своё. Тут уж у наших сердце не выдержало, отправили они ходоков в эту самую, как его, в епархию и заявляют — нам такой поп не надобен. Ну и забрали его от нас.

И вот какой слушок то по селу пошёл — новый поп завтра приедет, так он вообще не пьёт, и тех, кто употребляет костерит всячески и зажимает. Интересно, долго он у нас продержится?

2008-02-15

Туманные дни

Дни тянулись пеленою тумана. Днём ей было ещё не так плохо. Домашние дела — дойти до кухни, отдохнуть, набрать воды, отдохнуть, зажечь газ отдохнуть, требовали много времени. Это отвлекало. Когда же делать было нечего, выручал телевизор, старенький, черно-белый, он с трудом ловил несколько каналов, но всё-таки был неплохой защитой от мыслей и воспоминаний. Ночью было хуже. Она страшно мёрзла. Постель, представлявшая груду несвежего белья — ей уже давно было невмоготу постирать что-то крупное — не согревала её. Иногда, когда была горячая вода, помогала грелка. Но грелка остывала, и ей приходилось отправляться в долгий путь на кухню и греть воду в чайнике. Зачастую, сил на это уже не оставалось и она дрожала под грудой дурно пахнувших покрывал в тщетных попытках заснуть. Наконец, ей удавалось провалиться в тёмное мутное забытье.

Ещё немного букв..

2006-09-27 – 2016-11-25

Собачье...

В тот день она ощенилась. Чувство радости и гордости собою и щенками переполняло её. Она радостно потянулась навстречу подошедшему хозяину — и отпрянула, испуганная тьмой, плескавшейся в его глазах. Сажаемая на цепь, она скулила от предчувствия того ужасного и непоправимого, что грозилось произойти, но так и не попыталась вырвыться из рук хозяина.

А он собрал всех щенков, кроме одного, в коробку, взял топор и ушёл в конец двора. Тревожный писк щенков, глухие удары, с каждым из которых писк становился всё тише. И наконец — тишина, страшнее которой ничего не было в собачьей жизни. Сердце её готово было лопнуть, но не лопнуло…

Как мог он, хозяин, её бог совершить такое? Мысль об этом долго крутилась в голове собаки и, наконец, она поняла. Топор! Тщательно вымытый, он продолжал пахнуть принесённой смертью. Но как может неживое отнимать жизнь? Наверно, это злобный и хитрый демон, только притворяющийся вещью. Околдовав хозяина, он насытился кровью её щенков и снова дремлет в ожидании своего часа. Но она не даст хозяина в обиду!

Всю ночь со двора раздавались стуки и глухое, злобное ворчание собаки. Утром хозяин увидел топор, валявшийся с перегрызенным топорищем, грустно и понимающе вздохнул, и насадил его на новое…

2006-08-30

Против подлецов

Толпа под окнами недовольно гудела.
— Негоже! Долой! — доносившиесь выкрики. Двери терема растворились, толпа притихла и на крыльце появился Иван. Навстречу ему толпа выплюнула дородного боярина.
— Что делаешь, княже, — заверещал тот — почто посла ордынского изгнал? Почто с Ордою детишками торговать запретил? Куды их, сиротинушек девать то будем? Помрут они у нас от бескормицы, а там глядишь и при деле будут и с хлебушком. И на жизнь цивилизованную посмотрят. Хоть хлебушка и от не от пуза, но всё лучше, чем в наших грязях да захолустьях прозябать. А тута ты их что ль прокормишь? А ну как Орда обидится — что делать будешь?

Булькание боярина постепенно сходило на нет под строгим взглядом князя. Да и за спиной его происходило нечто, совсем для него неожиданное — княжьи люди ловко разделяли толпу, оттесняя крикунов от основной массы. Кто был поумнее или потрусливее, вовсю разбегались сами.

— Надо будет — и прокормим, и с Ордой разберёмся — отрезал Иван, — а в рабство больше никого давать не будем. Пошли, боярин, потолкуем, кто сколько от посла ордынского получил, да от торговли людьми кто что имеет.
Боярин смешался, обернулся испугано, но стражники, подступившие сзади, не оставили ему выбора.

Далее потянулись обычные дни. Москва трудилась, Кремль расстраивался, войско практиковалось в огненом бое, организованном латинянином Фиораванти. Впрочем, московские мастера уже сообразили, что к чему в этом хитром деле. Но боярин с соподвижниками, чьи тела в назиданье болталось над площадью, не видели ни этого, ни грядущего.
А впереди были стояние под Угорою — и великое дело собиранья земель русских.

2013-01-20 – 2016-11-28

Террористка Татьяна

О Каине бедном замолвите слово...

Путешествие из Ростова в Ростов

Снег

Креативная сказочка

К — всегда Г (А, который совсем не м)
Давным-давно это было. Так давно, что никто не помнит, с кем и когда это было, и было ли это вообще. Да и что это было, надо признаться, тоже ни кто ни черта не помнит. Так что и рассказывать дальше особо и нечего. Тут, как говорится, и сказочке конец, кто купился — молодец.

2006-03-27

Росные луга

Сказка об одном народе

Сказка о хулигане Мише

Сказка про художника и дизайнера

В основе сказки — сюжет из жизни одного моего знакомого художника.

Жили-были два брата — один постарше, а другой, соответственно, помладше. А отец у них любил и умел рисовать. А ещё он любил и умел детей учить и поэтому работал учителем рисования. Когда-то он мечтал стать большим художником и теперь хотел воплотить эту мечту в детях. Старшему по наследству достался и талант, и любовь к рисованию, а вот младший, хоть рисовал и умело, но без удовольствия. Но учителем отец был хорошим и вскорости братья выросли и поступили в худ-граф (ну, конечно не в один год). Старший закончил его и стал писать картины. И до сих пор пишет, уже в мастерской стен не хватает. Когда-нибудь его наследники много денег за них получат. А вот младшему вскорости это дело надоело. Проучился он пол года, бросил институт, да пошёл в дизайнеры. Теперь он богат и знаменит.

Тут и сказочке конец, а кто слушал, тот славный парень!

2007-02-22

Старая роща

Хоспис

Загубленный Куммир

Слияние Псыша и Кызгыча в Архызе — место необычное. Есть там что-то, что чувствуется не только разными «продвинутыми», проводящими там свои мероприятия, но и многочисленными «матрасниками», выводимыми сюда на прогулки.

С пяток лет назад поставили у слияния добрые люди Куммир. И стал всякий проходящий люд у него подношения оставлять — духу местному на удачный путь и погоду хорошую или лесным обитателям на радость — кто как понимает. И в это же время намыл Псыш у берега песчаный пляжик с затоном, в котором вода прогревалась в солнечный день. Для горной реки, что мосты сносит в дождь играючи, да валуны многотонные перекатывет, такое вообще-то достаточно необычно. Облюбовали пляж дети — любят они в песке повозиться, да в воде поплюхать. Хорошо...

Но есть не только добрые люди. И кому-то чужой бог — как в глазу заноза. В позапрошлом году обожгли Куммира в костре, а прошлой осенью спилили. Обиделся Псыш, да смыл пляжик. В мае был ещё пятачёк песка, на котором мы искупались после похода, а сейчас одни там камни...

2009-07-14

Бессонное...

Немного апокалиптичненько